Цифровизация сельского хозяйства делает невозможное реальным: с одной стороны повышает урожайность, с другой – уменьшает издержки. Для развитых государств умное сельское хозяйство уже стало обыденным, в то время как в России, не смотря на успехи последних лет, процент использования новых цифровых технологий всё еще крайне невелик.

Давайте подумаем, что же мешает российскому сельскому хозяйству перейти на цифровые рельсы?

Интернет и связь.

…а точнее их отсутствие. Далеко не на всех полях есть сотовая связь, не говоря уже о покрытии интернетом. Приходится ездить по полям и использовать рации для оперативной связи с работниками. В таких условиях можно забыть об использовании данных с устройств в режиме реального времени, а точное земледелие становится практически невозможным. Поэтому, когда государственные чиновники говорят о цифровизации и создании единых государственных цифровых площадок, хочется им напомнить, что в первую очередь необходимо обеспечить хозяйства соответствующей инфраструктурой, без которой любые законодательные инициативы окажутся неэффективными.

Вложения.

Деньги. Это очень важный вопрос. Все вроде бы понимают, что цифровизация неизбежна, что использование новых методов может повысить эффективность работы хозяйства и, по оценкам экспертов, устранить до 80% потерь урожая. Но ведь это дорого. Например, было бы неплохо получить субсидии от государства и в Минсельхозе говорят, что готовы возмещать часть затрат на закупку инновационной техники и программного обеспечения. Но суммы называются очень маленькие. Что же делать? Брать очередной кредит? А выплатить зарплаты, отремонтировать технику, оплатить налоги, отдать проценты за предыдущие кредиты?

Конечно, цифровизация может сокращать издержки здесь и сейчас – например, облачные технологии, которые сокращают расходы на покупку компьютерной техники и обеспечивают сохранность данных и доступ к ним из любой точки земного шара.

Законодательство.

Российское законодательство еще очень слабо готово к начинающимся переменам. Например, нельзя оставлять комбайны или трактора без оператора. А значит, при внедрении автономных самоуправляемых машин, если вы хотите сделать все по закону, необходимо иметь находящегося рядом с техникой оператора.

Еще один казус касается GPS-ошейников для крупного рогатого скота, из-за чего был возбуждён ряд нашумевших дел. Самым известным из них стало дело курганского фермера Евгения Васильева, которому пришлось жаловаться президенту Владимиру Путину на то, что он стал обвиняемым из-за покупки ошейника с GPS-трекером для коровы. Впоследствии дело было закрыто, а прокуратура принесла Васильеву извинения. Но только недавно (27 ноября 2018 года) Верховный суд РФ разъяснил порядок применения ст. 138.1, которая предусматривает наказание за незаконный оборот специальных технических средств для негласного получения информации, по сути декриминализовав её.

А если вы хотите активно использовать беспилотники весом более 250 граммов, т.е. любые, которые могут принести вашему хозяйству пользу, то не забудьте зарегистрировать их. А для использования дронов весом более 30 кг потребуется обязательная сертификация (сертификат летной годности). Механизм выдачи сертификата определит Минтранс, а проводить эти процедуры поручено Росавиации. Правда до сегодняшнего дня у нас нет информации о том, были ли разработаны соответствующие регламенты и с какими трудностями при получении сертификатов и постановкой на учёт столкнётся собственник хозяйства, но нам представляется, что в ближайшее время это будет крайне затруднительно сделать в рамках существующего законодательства.

Кадры.

Кары решают всё. Только образованный и грамотный сельхозпроизводитель сможет понять и увидеть, как благодаря внедрению новых технологий он начнёт экономить, как использовать аналитические системы и принимать лучшие управленческие решения, какое оборудование необходимо покупать в первую очередь, чтобы оно не превратилось в пылящуюся на складе игрушку, а ежедневно приносило пользу.

К сожалению, мы часто сталкиваемся с тем, что кнопочные телефоны и калькуляторы, карандаши и тетради по-прежнему в ходу. Сегодня многие собственники хозяйств, да и сами агрономы, не понимают, зачем им изменять существующий уклад работы. Проблема в том, что их этому не учили. А молодое поколение, которое приходит из университета на работу, не просто не обладает практическими умениями использования современных технологий – на это было бы рассчитывать слишком смело – а является наглядным примером проблем современной системы российского образования, т.к. вообще не обладает знаниями предметной области.

Внешние консультанты, часто IT-специалисты, хоть и понимают, как оцифровать компанию и как применить новые технологии, всё-таки обычно аффилированы с каким-то производителем и поэтому заинтересованы в продвижении своей продукции, а не решении насущных проблем фермера.

Как вы думаете, какие еще проблемы стоят на пути цифровизации сельского хозяйства в России? Что будет легко внедрить, а что сложно и почему?